Крестьянский крестовый поход.

В конце XI века возник значительный излишек народонаселения, который не мог быть обеспечен в рамках средневековой системы хозяйствования: он образовывался за счет младших сыновей феодалов, обедневших рыцарей, бедного и обезземеленного крестьянства. Демографическое давление способствовало росту политической напряженности. Постоянной чертой европейской жизни стали междоусобицы, феодальные войны, крестьянские мятежи. Социально-экономические и политические трудности, усугубились чередой стихийных бедствий (суровые зимы, наводнения) и эпидемий (прежде всего «горячки» и чумы), обрушившихся в первую очередь на Германию, прирейнские области и Восточную Францию. Это способствовало широкому распространению во всех слоях средневекового общества религиозной экзальтации, аскетизма, отшельничества. Потребность в религиозном подвиге и даже в самопожертвовании, обеспечивающих искупление грехов и достижение вечного спасения, нашла свое адекватное выражение в идее особого паломничества в Святую землю ради освобождения Гроба Господня.

В связи с напряженной социально-экономической и политической обстановкой в Европе, своевременным оказался призыв о помощи против «неверных» Византийского императора Алексея I. Увидев в сложившейся ситуации возможность снять социальную напряженность, пополнить казну и восстановить политическое влияние, папство взяло на себя инициативу в организации священной войны для освобождения Гроба Господня. 27 ноября 1095 на Клермонском соборе во Франции папа Урбан II выступил с проповедью перед знатью и духовенством, призвав европейцев прекратить междоусобные распри и отправиться в крестовый поход в Палестину, пообещав его участникам свободу, отпущение грехов и вечное спасение. 

Многочисленные проповедники разнесли призыв Урбана II по Западной Европе.  А не совсем продуманные обещания папы — а он обращал их, в первую очередь, к рыцарству — всколыхнули огромные массы крестьянства, особенно во Франции. Ведь впереди ждали свобода, богатство и, что очень ценно, полное отпущение грехов. Сотни тысяч крестьян в страшной лихорадке и практически за бесценок распродавали все оставляемое имущество — дома, сельскохозяйственные орудия, скот.

К крестьянам присоединялись обедневшие безземельные рыцари, выступавшие часто во главе собиравшихся крестьянских групп, а также монахи и священники, проповедовавшие массам призыв понтифика. Среди множества проповедников великого крестового похода особенно выделялся монах Петр из французского города Амьена, получивший прозвище Пустынник. Маленького роста, худой и уже довольно пожилой человек. С горящими глазами, похудевший от лишений и непрерывных постов, рассказывающий о своем паломничестве в Святую Землю, он производил такое сильное впечатление на крестьян, что они толпами шли за ним как за пророком Господним. Кроме того, Петр Амьенский рассказывал чудесную историю которая особенно сильно воздействовала на темные, невежественные умы крестьян.

По словам Пустынника, в 1094 году он отправился в благочестивое паломничество в Иерусалим и, вынеся в пути неимоверные лишения и жестокие притеснения со стороны мусульман, сумел добраться до Святой Земли. И здесь, в храме Гроба Господня, после долгой покаянной молитвы, он узрел чудесное видение. Петру явился Спаситель в небесном сиянии и обратился к нему, слабому и хилому человеку: «Петр, дорогой сын мой, встань, пойди к моему патриарху (Иерусалимскому — прим. авт.) и возьми у него посланное мною письмо. У себя на родине ты должен рассказать о бедствии Святых мест и должен побудить сердца верующих очистить Иерусалим от жестоких притеснителей веры и спасти святых от рук язычников; Потому что врата рая открыты для тех, кого я избрал и призвал». И Петр рано утром пошел к патриарху. Патриарх (кстати, нисколько не удивившись) дал ему письмо и очень благодарил его, а затем снарядил корабль, на котором Петр и отправился в длительное морское путешествие. Наконец, он прибыл в порт Бари, а оттуда попал в Рим. Там папа Урбан II со смирением и радостью принял слово призвания и отправился в Клермон проповедовать путь Господа.

История, безусловно, замечательная во всех отношениях. Петр Амьенский, ничтоже сумняшеся, объявляет самого себя (правда, при посредстве Спасителя) главным инициатором крестового похода, а папа лишь покорно выполняет его указания. Весьма и весьма эффектно. Для темной крестьянской массы тут есть все, что необходимо: и чудесные видения, и загадочные письмена, и небывалое уважение к нищему оборванцу со стороны самого главы апостольской церкви. А главное, поход-то, получается, организовал сам Иисус Христос, а по Господней воле придут, конечно, и великие победы, и великие богатства.

Итак, уже в марте 1096 года дороги Франции заполнили многотысячные толпы вооруженных чем попало крестьян, медленно пробиравшихся на восток, к Рейну. В пути к ним присоединялись разного рода бродяги, беглый люд и просто разбойники, примкнувшие к походу кто из благочестивых побуждений, а кто и из желания пограбить.

В апреле 1096 года разрозненные группы бедноты соединились в районе Кельна. Здесь Петр Амьенский начал проповедовать уже среди немецкого населения. При этом, французские крестьяне, во главе с обедневшим рыцарем Вальтером Голяком отправились к Константинополю.

Уже на подходе к болгарским землям, крестоносцы столкнулись с нехваткой продовольствия. Не имея больше собственных припасов, новоявленные «Господни воины», приступили к грабежу местного населения. Это, естественно, очень не понравилось болгарам, которые восприняли крестоносцев как захватчиков. Болгарские крестьяне поднялись в свой «крестовый поход», и банды мародеров получили достойный отпор. Большинство французских крестоносных отрядов было уничтожено или рассеяно, и в итоге лишь небольшой костяк войска, не более 10 000 (в начале похода было по разным данным от 60 000 до 150 000), во главе с Вальтером Голяком, сумел пробиться к Константинополю.

Более благополучно добралась до Византийской столицы 40 000 крестоносная крестьянская рать сагитированная Петром Пустынником в Германских землях.

Вскоре в Константинополь прибыла третья волна крестьян, которая состояла из отрядов самых разных национальностей — итальянцев, немцев, англичан, скандинавов и даже испанцев и не имела единого командования. Доходило до курьеза, понять который можно, лишь постигнув душу тогдашнего темного, невежественного крестьянина, верившего в то, что в поход его ведет сам Бог. Предводителями одного из крупнейших крестьянских отрядов были гусь и коза, которые шли перед войском и указывали ему путь к Иерусалиму. По мнению крестьян, эти животные были проникнуты божественным духом, и лучше любого рыцаря или монаха могли указать верную дорогу к Святому Гробу.

Таким образом, до Константинополя дошло около 60 000 крестоносцев-крестьян. Поспешив снять с себя издержки по содержанию крестьянской рати и стремившись закончить начавшиеся грабежи и погромы, Византийский император Алексей I собрав весь свой флот, переправил крестоносцев на азиатский берег Босфора, в крепость Циботус (европейцы называли ее Цивитот), непосредственно граничившую с владениями сельджуков. «Христовы воины», охваченные духом благочестия и надеясь на богатую добычу, рвались в бой с сарацинами. При этом, Петр Амьенский, понимая, что без поддержки профессиональной армии крестьянское войско ждет гибель, призывает дождаться рыцарского войска, но, не возымев успеха, возвращается в Константинополь.

Между тем, немецкая часть крестоносцев двинулась на восток в надежде завладеть богатейшей Никеей — столицей Румского султаната. Недалеко от Никеи немецкие крестоносцы заняли укрепление Ксеригордон, где были окружены огромным войском сельджуков и после восьмидневной осады преданные своим вождем, неким Рейнальдом, были частью перебиты, частью взяты в плен.

Слух об окружении немецкого отряда дошел до главного лагеря в Циботусе, и все «Христово воинство» немедленно бросилось на выручку. 21 октября 1096 года беспечная армия пилигримов, совершенно не ожидая нападения, приняла свой последний бой в долине, расположенной на полпути между Циботусом и Никеей. Разгром был полный. Ок. 25 000   крестьян пало на поле битвы, тысячи попали в плен. Немногим удалось проложить себе путь к побережью, где они были подобраны византийским флотом и вывезены в Константинополь.

Так бесславно и трагически закончилось величайшее народное выступление в истории средневековой Европы — крестовый поход бедноты.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии