«Мы обязательно поедем в те края». Как Турция видит свою роль в миротворческой миссии в Карабахе

В пятницу российская делегация прибывает в Турцию, чтобы обсудить создание совместного наблюдательного центра в Нагорном Карабахе. До этого Москва и Анкара делали противоречивые заявления о том, кто и как будет проводить миротворческую миссию в регионе.

Позиция Москвы такова: миротворцами в Нагорном Карабахе будут исключительно российскими, а взаимодействие с Турцией будет осуществляться в рамках мониторингового центра на территории Азербайджана. Президент Азербайджана Ильхам Алиев, в свою очередь, говорил о «совместной миротворческой миссии России и Турции».

«Турция примет участие в процессе мониторинга и наблюдения за соблюдением договоренностей по Карабаху», — заявил министр обороны Турции Хулуси Акара агентству “Анадолу”. Что именно скрывается за этой формулировкой, неясно.

Би-би-си поговорила с несколькими источниками в политических и военных кругах Турции и Азербайджана, чтобы понять, какой Анкара видит свою роль в миротворческой операции.

Почему Турция не упоминается в подписанном соглашении?

По условиям соглашения, подписанного Азербайджаном, Арменией и Россией, Армения теряет значительные территории Нагорного Карабаха и все семь районов вокруг него, которые были оккупированы в ходе первой карабахской войны 1992−1994 годов. Единственной транспортной нитью, связывающей Армению с подконтрольными ей частями Нагорного Карабаха, остается Лачинский коридор. Контроль и безопасность вдоль него и на линии соприкосновения сторон будут обеспечивать почти две тысячи российских миротворцев.

Турция открыто поддерживала Азербайджан в ходе этой карабахской войны, оказывая политическую поддержку Баку. Вооруженные силы двух стран проводят регулярные совместные учения, Азербайджан также закупает в Турции вооружение, включая беспилотники, которые играли существенную роль в ходе войны.

Россия является союзницей Армении по Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Но Москва подчеркивала, что поддержит Ереван, только если боевые действия перейдут на территорию Армении (Нагорный Карабах является международно признанной территорией Азербайджана).

Алиев, анонсируя соглашение о прекращении огня 9 ноября, описал ход переговоров так: «Я высоко ценю усилия моего брата Реджепа Тайипа Эрдогана и президента России Владимира Путина. Оба лидера сыграли позитивную роль в прекращении конфликта. Это также во многом определяет формат сотрудничества в регионе».

В Баку с самого начала настаивали на включении Турции в переговорный процесс, сказал Би-би-си источник в аппарате президента Азербайджана, отказавшись вдаваться в детали.

Посол России в Анкаре Алексей Ерхов на вопрос Би-би-си о роли Турции в мирном урегулировании карабахского конфликта ответил так: «Мы действовали с мыслью, что достигнутое соглашение должно обеспечить необходимые условия для долговременного решения проблемы. Мы искали решение, которое будет согласовано на справедливой основе. Договор, который будет защищать интересы народов Азербайджана и Армении».

Высокопоставленный представитель турецких спецслужб, осведомленный о ходе переговоров, рассказал Би-би-си, что Москва и Анкара вместе работали над примирением сторон и что им «было нелегко убедить Азербайджан, который добился большого прогресса на фронте, прекратить огонь».

На вопрос, почему, если Турция играла такую активную роль в работе над мирным соглашением, она не упоминается в итоговом документе, сотрудник спецслужб ответил так: «Наиболее вероятно, что Армения, которая уже давно ведет антитурецкую пропаганду на международном уровне, потребовала, чтобы Турция не упоминалась в документе. И только на таких условиях согласилась этот договор подписать».

Москва, по сути, никак не высказывается о роли Турции в переговорном процессе, приведшем к подписанию трехстороннего соглашения, и комментирует лишь детали миротворческой операции в регионе: «Мы по-прежнему исходим из того, что миротворцами выступают российские военные, которые уже дислоцируются в зоне соприкосновения сторон, — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. — А взаимодействие с турецкими военными будет в рамках мониторингового центра, который будет расположен на территории Азербайджана».

Что будут делать турецкие солдаты?

10 ноября в разговоре с Путиным Алиев заявил, что Россия и Турция будут участвовать в «совместной миротворческой миссии». На эту реплику Путин ответил: «Я думаю, что, как и сказал, это действительно пойдет на пользу и во благо интересов как армянского, так и азербайджанского народов».

В официальной версии трехстороннего соглашения действительно есть пункт о создании миротворческого центра по контролю за прекращением огня. Но никаких дальнейших деталей не приводится.

По словам азербайджанского чиновника, говорившего с Турецкой службой Би-би-си, Азербайджан очень старался включить упоминание Турции в эту статью трехстороннего договора. Однако в результате противодействия России и Армении было решено определить детали работы миротворческого центра в другом соглашении, которое будет заключено позже.

Возможно, эти детали стороны обсудят именно на встрече 13 ноября.

Эрдоган утверждает, что Турция «совместно с Россией займет свое место среди миротворцев в Карабахе». Но в Москве настаивают, что совместный миротворческий центр не будет находиться в Нагорно-Карабахском регионе.

«Никаких миротворцев из Турции в Нагорном Карабахе не будет», — отрезал министр иностранных дел России Сергей Лавров на пресс-конференции 12 ноября.

По словам министра, турецкие наблюдатели будут размещены только на территории Азербайджана, в совместном российско-турецком центре. «Это будет стационарный центр, никаких выездных миссий не планируется», — уточнил Лавров.

«Может, нам и лучше за пределами Нагорного Карабаха»

«Мы обязательно поедем в те края. Но как именно, на каких условиях, будем ли мы стоять на линии разграничения или будем только наблюдать, пока неясно», — сказал Би-би-си источник в турецких спецслужбах.

«Детали работы миротворческого контингента будут обсуждаться с учетом международного права. Например, нужно решить, что делать, если Армения снова нападет. Каков будет наш статус — входим мы туда как защитники или как гарант мира? Что последует, если будут нарушения режима прекращения огня? Все эти вопросы мы сейчас обсуждаем с русскими» , — добавил высокопоставленный турецкий офицер.

«Возможно, будет даже лучше, если мы в итоге будем стоять за пределами Нагорного Карабаха», — добавил сотрудник спецслужб. Он считает, что в местах, где большинство населения составляют армяне, к турецким миротворцам могут отнестись крайне негативно, что не будет способствовать урегулированию конфликта.

Поскольку именно Турция была главным союзником Азербайджана в нынешней карабахской войне, Анкаре важно зафиксировать свой успех и усиление влияния в регионе, отмечает аналитик Московского центра Карнеги Александр Габуев.

«Для Турции война в Карабахе стала демонстрацией растущей роли Анкары на стратегически важном Южном Кавказе, — отмечает эксперт. — В то же время исход этой войны и, в частности, то, как было заключено мирное соглашение, — это победа России».

Но эта победа Москвы имеет свою цену.

«Война показала рост турецкого влияния на Кавказе, и Москва уже не выглядит единственной крупной державой в регионе. За три десятилетия, прошедшие с момента распада Советского Союза, Кавказ начал открываться для других игроков, и никто в Москве не верил, что Россия может доминировать в регионе бесконечно», — сказал Би-би-си Габуев.

Положение, закрепляющее присутствие российских миротворцев в Карабахе, истекает через пять лет. После этого и Азербайджан, и Армения будут в состоянии призвать к выводу российского контингента.

«Учитывая эмоции с обеих сторон и разрушенный статус-кво, заставить Баку и Ереван договариваться о чем-либо — практически невыполнимая миссия. Окно возможностей урегулирования этого конфликта — очень узкое», — отмечает Габуев.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии