Обзор РИА «Воронеж». Как реставраторы уродовали и преображали исторические здания

Truenews.su | 21.11.2018.

В середине ноября 2018 года воронежские краеведы выражали беспокойство по поводу реставрации Дома Вигеля (улица Вайцеховского, 2/4). «Большая часть лепнины здесь послевоенная (тогда дом восстанавливали), но старейшие маски на дворовом фасаде все-таки XVIII века. Неужели не жалко подлинников, которые являются историческими источниками наряду с архивными документами? Уже весь мир старается идти по пути сохранения подлинников. А Воронеж все еще следует устаревшим методикам», – написал в соцсети историк и краевед Павел Попов.

Дом Вигеля – памятник истории и архитектуры федерального значения, поэтому его обновление регламентируется законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ». Пока ремонт не вызывает нареканий: барельефы с фасада дома после реставрации вернут на место, старинную плитку на втором этаже привели в порядок, утраченные декоративные элементы восстановят по фотографиям. Однако в Воронеже много уникальных довоенных и дореволюционных домов, которые из-за отсутствия статуса вообще не защищены от неудачных перемен.

Какие исторические здания пострадали от капремонта, а какие могут послужить образцом удачной реставрации – в обзоре РИА «Воронеж».

Неудачная реконструкция

«Гармошка» (улица Карла Маркса, 94)

До


Фото – bvf.ru

Здание построили в 1929 году по проекту архитектора Николая Троицкого. Зигзагообразная конструкция дома продиктована его месторасположением: участок на пересечении улиц Студенческой и Карла Маркса образует острый угол. При послевоенном восстановлении дом «нарядили»: до войны он был в конструктивизме, а после появились балконы с балясинами.

После


Фото – Михаил Кирьянов

Капремонт лишил «Гармошку» ампирных деталей. Балконы застеклили, а балясины и ограждение на террасе четвертого этажа закрыли металлопрофилем.

– Здание неохраняемое, и говорить о том, что нарушен закон, бесполезно. Но эстетически оно потеряло очень много, – считает краевед, председатель общественного совета при управлении архитектуры и градостроительства Воронежской области Ольга Рудева.

Воронежская городская клиническая больница №5 (улица Полины Осипенко, 11)

До


Фото – vif-vrn.ru

Голубое здание было украшено барельефами с изображением радостных малышей и надписью «Спасибо за счастливое детство!».

После


Фото – Михаил Кирьянов

В 2011 году дом перекрасили в персиковый цвет, окна частично заменили на пластиковые, а барельефы просто сбили. Постройка стала опрятной, но потеряла уникальность.

Гостиница «Бристоль» (проспект Революции, 43)

До


Фото – vif-vrn.ru

Здание в стиле модерн построили в 1910 году. Его возводили, опираясь на новые технологии в строительстве. Использовали много бетона и металлических конструкций, установили два электрических лифта.

После


Фото – Михаил Кирьянов

Хотя здание признано объектом культурного наследия, владельцы поменяли кованые балконные решетки и ступени парадной лестницы. Сохранилась лишь черная лестница с оригинальным кафелем с завода Беренгейма.

Ольга Рудева объяснила причину этих перемен:

– Отношение инспекции по охране памятников раньше было таким: если ступеньки чуть стерлись, полы чуть поцарапались – заложим их кафелем. Гостиница «Бристоль» пострадала сильно: лишилась подлинных полов и чугунных ограждений на балконах, которые были в прекрасном состоянии. Зачем их было выламывать и менять на клепанные? Когда управление по архитектуре и градостроительству просит меня показывать город ведущим архитекторам страны, становится стыдно за наш город, потому что у них всегда возникает вопрос: «Почему неподлинное ограждение?».

Дворец культуры Мостозавода (улица Окружная, 1)

До


Фото – vif-vrn.ru

Торжественное открытие дворца состоялось 4 ноября 1953 года. Снаружи здание напоминает типовые дома культуры с колоннами и треугольным фронтоном.

После


Фото – Михаил Кирьянов

Сейчас в бывшем ДК учатся студенты института экономики и права. За годы здание несколько раз меняло облик. Фасад был одновременно окрашен разными цветами: розовым и сиреневым спереди, песочным по бокам.

В августе 2018 года здание снова начали ремонтировать. Фасад теперь ровный и выкрашен в ярко-розовый, а вот колонны пострадали. Капители не стали восстанавливать, а просто сбили. Теперь вместо коринфских колонн вход здания обрамляют ровные белые столбы.

– Это психология прораба: «Мы старую стену сломаем, из нового кирпича сделаем – будет же лучше, чем было!». Решение этой проблемы – воля главного архитектора города. Сейчас у нас молодой архитектор. Будем думать, что заботливый. В большинстве случаев к тому, как сейчас ремонтируют, претензий нет, – прокомментировала Ольга Рудева.

Удачная реконструкция

Дом Ковыряловой (улица Платонова, 16)

До


Фото – bvf.ru

Доходный дом мещанки Александры Ковыряловой появился в Воронеже в 1912 году. Двухэтажное здание в стиле неоклассицизма украшено лепным декором, который деликатно восстановили в ходе капремонта в 2013 году. Дом признан объектом культурного наследия. Возможно, именно поэтому его отремонтировали качественно.

После


Фото – Михаил Кирьянов

– Снаружи дом ничуть не изменился, а со двора получил дополнительный этаж. Декор в стиле модерн перешел на дворовый фасад. Если заглянуть в окошко в темное время суток, видны внутренние помещения, отделанные в том же стиле, – оценила Ольга Рудева.

Дом работников Авиационного завода (улица Героев Стратосферы, 13)

До


Фото – vk.com/archdozor

Проект четырехэтажной сталинки разработал воронежский архитектор Герман Здебчинский: ее украшает лепнина, балконы с балясинами, барельефы с сюжетами на тему героики труда. Построенный в 1939 году дом разваливался и внутри, и снаружи: облупленный фасад с отваливающимся декором скрывал квартиры с гниющим полом и обшарпанные подъезды. В 2013 году жильцы обратились в суд, и мэрию обязали провести ремонт.

– Когда этот дом начали ремонтировать, мы очень боялись, что просто все собьют. Я ездила туда и говорила с прорабом, рабочими, – рассказала Ольга Рудева.

Предыдущий ремонт изуродовал барельеф с левой стороны дома. Мужчина с теннисной ракеткой в прямом смысле потерял свое лицо: вместо натуралистичного анфаса – бесформенное нечто, похожее на школьную поделку из пластилина.

После

Новый капитальный ремонт дома начался в 2017 году. По данным на ноябрь 2018 года, идут завершающие работы. 


Фото – Михаил Кирьянов

Здание реставрировали постепенно, но качественно: декор бережно восстановили, а у теннисиста наконец-то появилось человеческое лицо.

Корпус завода Столля (улица Карла Маркса, 67)

Бывший административный корпус «Товарищества механического завода “Столль и компания”» принадлежит частным владельцам. 


Фото – Виктор Москаленко/2ГИС

Здание бережно реконструировали в соответствии с первоначальным проектом.


Фото – Михаил Кирьянов

ДК имени Коминтерна (Московский проспект, 9)

Дом культуры завода имени Коминтерна построили в 1951 году. 


Фото – bvf.ru

Здание сохранилось неплохо, но после ремонта выглядит гораздо опрятнее. Оно не пустует, а постоянно принимает воронежцев: на его территории расположились ночной клуб и ресторан.


Фото – Михаил Кирьянов

Контекст

В очередной раз проблема некачественного ремонта фасадов исторических зданий всплыла в сентябре 2018 года в связи с ремонтом дома №4 на улице Депутатской. Тревогу забила архитектор, член общественного совета при управлении архитектуры и градостроительства Воронежской области Анна Азизова-Полуэктова.

– Я живу на Депутатской, и эта тихая, неспешная улица пятиэтажной застройки с уникальной архитектурой, советской лепниной для меня очень ценна, – рассказала архитектор корреспонденту РИА «Воронеж». – Балконные плиты и лепнина на домах давно требовали вмешательства и применения современных технологий для того, чтобы сделать их безопасными для людей и сохранить архитектуру. Шли с супругом мимо дома №4 и увидели упаковки утеплителя, отбитую лепнину, решили пообщаться со строителями и жильцами. Жильцы проект реконструкции в глаза не видели. Я возмутилась, ведь без их согласия не могли ничего сделать. Жильцы говорят, что, может, проект и был, но они не помнят. Я пошла к строителям, а в выходной на стройке обычные работники, которые по-русски плохо соображают, говорят: «Штукатурка короед». А как же цоколь, руст, лепнина, архитектура и зачем «короед»? А жильцы рады, что хоть что-то делается с их старым домом. Непонятно, зачем было его утеплять – стены по 80 см из красного кирпича, там тепло и так. Зачем отбили лепнину? Да, дом не является памятником, но такие архитектурные ансамбли нужно реставрировать, а не лупить молотком! Эта улица – достояние не только жильцов дома, а всех воронежцев, нельзя фрагментарно решать капитальный ремонт, нужно видеть весь ансамбль целиком.


Фото – cо страницы Анны Азизовой-Полуэктовой в соцсети

На пост архитектора отреагировали чиновники.

– Со мной связался замруководителя управления главного архитектора Константин Кузнецов. Он прислал фото фрагмента проекта – фасад со стороны Депутатской. Сказал, что всю лепнину сохранят, архитектурный облик здания останется неизменным, и он лично это контролирует. Это меня немного успокоило, но не до конца. Если сейчас эту ситуацию упустить, все то же самое произойдет с остальными домами по нашей улице. Я не консерватор, я за новое, за движение вперед, но наследие мы должны сохранить, оставить его потомкам – добавила Анна Азизова-Полуэктова.

– Надо усилить контроль за Фондом капитального ремонта и акцентировать на проблеме некачественного ремонта исторических зданий внимание управления архитектуры, – считает член правления Воронежской областной организации Союза архитекторов России Константин Подвязкин. – У нас есть дизайн-регламент, который контролирует внешний вид фасадов зданий. Он гласит, что на каждый объект капитального строительства разрабатывается и утверждается паспорт фасада здания, Фонд капремонта должен проводить ремонт согласно нему. Нужно наладить взаимосвязь между управлением архитектуры и Фондом капитального ремонта, чтобы избежать вандального отношения к наследию и таких ошибок. Даже если здание не является памятником культуры, оно может быть знаковым объектом для города, создавать архитектурный ансамбль. Эти дома – визитные карточки города, общественные пространства, к которым нужно подходить более деликатно и привлекать к работе над ними архитекторов. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Читать на источнике

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии