Освоение Кавказа и создание береговых линий по рекам Лоба и Белая.

По Адрианопольскому миру с Турцией 1829 г. Закубанье вошло в состав России и перед ней встаёт проблема включения региона в общеимперское пространство. Но польские и европейские события, необходимость создания крепостей по побережью Чёрного моря надолго отвлекли правительство от колонизационных проектов на Северо-Западном Кавказе. И только в 1840-1841 гг. было осуществлено перенесение Кубанской кордонной линии на р. Лабу. Параллельно с этим планом рассматривался вариант перенесения кордонной линии глубже в Закубанье, на р. Белую. Целью данной статьи является анализпланов переноса линии на р. Лабу и на р. Белую, а также причин переноса Кубанской линии на р. Лабу.

Данный вопрос слабо освещён в отечественной историографии, что и побудило нас специально к нему обратиться. Источниками для написания статьи послужили акты, собранные Кавказской археографической комиссией и материалы фонда № 347 «Штаб начальника Лабинской кордонной линии Правого фланга Кавказской линии, станица Лабинская» Государственного архива Краснодарского края. Перенесению Кубанской кордонной линии на р. Лабу предшествовали активные действия начальника Кубанской кордонной линии Г.Х. Засса по покорению проживавшего между Кубанью и Лабой черкесского населения. В течение нескольких лет (с 1834 г.) проводились экспедиции с целью наказания горцев за хищнические набеги, разорения наиболее враждебных аулов и нанесение контрударов по группам, намеревающимся вторгнуться на подконтрольные России территории. Уже к 1837 г. местное население в этой части Закубанья в большинстве своем либо переселилось за Лабу, либо изъявило покорность, и было переселено к берегам Кубани.

Для закрепления и развития достигнутых успехов в 1837 г. Г.Х. Засс представил царю через командующего Отдельным Кавказским корпусом барона Е.Ф. Розена проект устройства новой оборонительной линии по р. Лабе. Предполагалось построить укрепления, поставить боевые посты, а затем станицы от истоков Большой Лабы до устья Лабы. Также планировалось приписать черкесов к казачьим станицам целыми племенами или аулами.

Проект имел следующие обоснования:

1. Окончательное замирение племен, проживающих между Кубанью и Лабой и усложнение положения враждебных залабинских племён. «Пока горские племена, обитающие между Лабою и Кубанью, не будут совершенно отрезаны от наиболее враждебны России племён, Шапсугов и Нотухайцев, нельзя будет воздействовать на последних».

2. Сокращение охраняемой границы. В географическом плане новая линия должна быть короче предыдущей и её обслуживание потребует меньшее количество войск. Кубань «от проходимых вершин своих до Усть-Лабы имеет около 350 верст, Лаба 194, то есть 160 верстами меньше».

3. Выпрямление границы с целью лучшего реагирования на угрозы и защиту к убанских земель. «Кубанская линия своим вогнутым положением представляет большие затруднения к защите и доставляет горцам возможность, собравшись на Лабе или Белой, угрожать в одно время всем пунктам и станицам от Усть-Лабы до Кисловодской линии».

4. Новая линия полностью прикроет Кисловодскую, что позволит если не уничтожить её, то значительно сократить войска и военные объекты на ней. «Уже не Кубань, а Лаба составляет настоящий рубеж между местами нам подвластными и теми, в которых непокорные горцы могут пользоваться некоторою свободою».

В феврале 1837 г. Николай I утвердил проект новой линии и перенос на Лабу системы военных укреплений, кордонов и станиц. Начался процесс обсуждения конкретных действий по переносу линии. Предполагалось построить три укрепления, первое в 4 верстах ниже Тамовского аула у истоков Большой Лабы, второе у ручья Арджин в 4 верстах от Лабы и третье на правом берегу Лабы в 25 верстах ниже второго укрепления. Так же планировалось перестроить Георгиевское укрепление на р. Уруп, которое, вместе с Вознесенским, обеспечит сообщение Лабинской линии с Кубанской, а на пространстве новой линии поселить 14 казачьих станиц. Однако в сентябре император, посетив Кавказ, остался недоволен общим состоянием края. Е.Ф. Розен был смещён, а на его место назначен генерал Е.А. Головин.

К 1838 г. был намечен план действий по перенесению Кубанской линии на Лабу, но в связи с обострением ситуации в Дагестане Е.А. Головин решил отложить устройство Лабинской линии до 1840 г. В феврале 1839 г. Николай I, желая «сделать с северной стороны более решительный приступ к горам Кавказским» интересовался у начальника Кавказской линии П.Х. Граббе о возможности и целесообразности вместо перенесения кордонной линии на р. Лабу перенести её на р. Белую. В свою очередь П.Х. Граббе затребовал мнения Г.Х. Засса. По этому вопросу он изложил следующие соображения: план требует несравненно больше и войск и других средств, чтобы выполнить его в срок, поскольку в горах (между Лабой и Белой) «кроме немногих мирных аулов, остальные народы никогда не были покорены нашим оружием» и будучи «многочисленны, разрозненны, живя не большими аулами, не имея князей и не сосредоточены ни под какой властью; живя вольно, довольствуясь малым, они упорно защищают свою независимость, под покровительством своей твёрдой, горной местности». Без предварительной военной подготовки потребуется много крепостей и пехоты в их гарнизоны, а так же «конных казаков для частых усиленных постов и разъездов между ними». Но и этого недостаточно, «будут хищнические набеги и прорывы особенно в горах и ущельях вверх от Майкопа». Потребуется ведение наступательной войны, по итогам которой вероятны три варианта развития событий: 1) черкесы уйдут ещё дальше в горы, 2) переселятся на нашу сторону, 3) останутся на месте и будут подчинены строгим правлением. Во втором случае малопокорные аулы будут переселены ближе к Кубани, покорные ближе к Лабе и Белой, а на их места вновь покоряемые племена. Начать описанные мероприятия лучше всего как можно раньше, а именно осенью 1839 года.

Между Лабою и Белой планировалось построить десять крепостей и посты между ними, причём к пяти крепостям необходимо было строительство дорог.

Однако, трезво оценив ситуацию, П.Х. Граббе пришёл к выводу, что устройство линии принесёт много затруднений, потребует много войск и даже самое бдительное несение службы не сможет предотвратить большие потери среди них. Так же в этих условиях невозможно заселение казачьих станиц. Без наступательной военной операции и покорения враждебных племён строительство укреплений не доставит желаемых результатов. Поэтому было решено вернуться к реализации первоначального плана.

В 1839 г. всё было готово к перенесению линии на р. Лабу, в то время как перенесение линии на р. Белую потребовало бы гораздо больших затрат времени и денег, привело бы к большим человеческим потерям, учитывая обстановку на Северо-Западном Кавказе.

Таким образом, из двух планов по перенесению Кубанской линии вглубь Закубанья был выбран первый, так как он более соответствовал положению дел в регионе и состоянию российских войск и администрации.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии