Особенности развития революционных органов власти на примере Великой Французской революции 1789 – 1799 годов.

Свержение монархии 10 августа 1792 г., созыв Национального конвента, призванного оформить новый образ правления, разработав конституцию, заменившую бы собой монархическую конституцию 1791 г., «сентябрьские убийства», прокатившиеся по всей стране и в очередной раз продемонстрировавшие силу народного гнева в ситуации полной анархии, первая крупная победа французских войск над силами коалиции при Вальми, провозглашение Франции республикой 22 сентября 1792 г., начало борьбы жирондистов и монтаньяров – эти события, произошедшие в течение полутора месяцев, не могли не отразиться на организации революционной власти. И полицейский институт Конвенту понадобился немедленно: через десять дней после провозглашения Республики, 2 октября 1792 г., депутаты приняли декрет о создании Комитета общей безопасности, прямого продолжения Комитета надзора, сохранившего все те полномочия, которые дал последнему кризис 10 августа. Согласно декрету, Комитет общей безопасности должен был:

«1) Наблюдать в Париже за врагами общественного дела и допрашивать их во время арестов, чтобы раскрывать заговоры, их зачинщиков и агентов;

  • Искать и преследовать повсюду создателей фальшивых ассигнатов;
  • Арестовывать тех, кого обвиняют как агентов иностранных дворов, а также тех, кто тем или иным способом подрывает общественный порядок;
  • Наблюдать за всеми, кто находится в цивильном листе, т.е. в списке людей, преданных бывшему королю».

В этот же день был принят ещё один декрет, разрешивший Комитету общей безопасности требовать отчёт об арестах, произведенных на всей территории Республики с 10 августа 1792 г., за преступления против Революции, осведомляться об их мотивах, запрашивать переписку арестованных лиц и вообще любые бумаги, необходимые ему для расследования преступлений и представления докладов Конвенту.

Большинство в Комитете составляли монтаньяры, в числе которых были Эроде Сешель, будущий член Комитета общественного спасения, Ф. Шабо, Ж.Л. Тальен, один из главных участников антиробеспьеристского заговора, приведшего к 9 термидора, и Л.Т. Лавиконтери. Но жирондисты, чьё влияние было ещё достаточно сильно, не собирались отступать. Комитет безопасности, являвшийся одним из самых влиятельных (если не самым влиятельным, во всяком случае, до создания Комитета общественного спасения 6 апреля 1793 г.) комитетов Конвента, превратился в объект яростной борьбы между жирондистами и монтаньярами. Регулярно обновляясь, уже к 9 января 1793 г. он практически целиком состоял из жирондистов. Тогда пришла очередь монтаньяров обеспокоиться сложившейся ситуацией, и они ринулись в бой, нападая на Комитет в новом составе с не меньшей яростью, чем жирондисты нападали на его октябрьский состав. На следующий день после казни Людовика XVI и убийства Лепелетьеде Сен-Фаржо приверженцем монархии монтаньяр Бентаболь потребовал немедленного обновления Комитета общей безопасности. Его поддержали Л. Лежандр, М. Робеспьер и Фабр д’ Эглантин. Конвент сдался под натиском таких авторитетов и обновил Комитет, сократив его состав до 12 человек. Этот удар по жирондистской партии был тем более сильным, что новый Комитет целиком состоял из их политических противников. На это-то, собственно, и рассчитывали те, кто требовал его обновления. То, что все 12 членов оказались монтаньярами, неудивительно, учитывая их возросшее влияние в Конвенте после победы над жирондистами, противившимися казни короля. Жиронде так и не удалось захватить власть в Комитете общей безопасности, который 25 марта 1793 г. был усилен добавлением к нему ещё шести членов. Впрочем, после учреждения Комитета общественного спасения, наделённого наблюдательной властью, их внимание переключилось на него.

Комитет общественного спасения изначально задумывался как особый чрезвычайный институт, созданный в критических для Франции обстоятельствах парализации центральной власти, иностранного вторжения и гражданской войны. Он был призван «наблюдать за деятельностью администрации, подчиненной Временному исполнительному совету, и активизировать её, а в случае замеченных противоречий этой деятельности с национальными интересами – приостанавливать исполнение соответствующих постановлений». Ему также было разрешено при возникновении не требующих отлагательства обстоятельств «принимать меры по внутренней и внешней обороне», а постановления, подписанные не менее чем шестью из девяти его членов, должны немедленно исполняться Временным исполнительным советом. Он не мог арестовывать никого, кроме национальных агентов (о чём обязан был немедленно информировать Конвент) и обновлялся ежемесячно. Впрочем, два последних пункта выполнялись не то чтобы нерегулярно, а вообще не выполнялись: Комитет общественного спасения даже до получения в свои руки всей полноты диктаторской власти обновлялся нерегулярно и выдавал ордеры на арест далеко не только национальных агентов.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии