«Я не маньяк, я влюбленный»: историк Соколов дал показания об убийстве бывшей студентки

Историк Олег Соколов, обвиняемый в убийстве Анастасии Ещенко, признал вину в суде и рассказал об отношениях со своей студенткой и убийстве.

Бывшего доцента СпбГУ Соколова 9 ноября 2019 года вытащили из реки Мойки: по дороге в больницу у историка в сумке нашли отрезанные женские руки. По версии следствия, 63-летний историк на почве ревности выстрелил в Ещенко из мелкокалиберного обреза. Пытаясь избавиться от трупа, он расчленил его и частично утопил в реке.

В начале заседания 12 октября он сразу же признал вину — и в громком убийстве, и в незаконном хранении оружия, из которого застрелил свою гражданскую жену. Но когда Соколов начал давать показания, то принялся рассказывать совсем не о преступлении.

«Я начну с предположения, распространившегося в прессе, что я ходил в мундире Наполеона. Так вот: я никогда в жизни не надевал мундир Наполеона на военно-исторической реконструкции. Я носил мундир дивизионного генерала наполеоновской армии…» — Соколов пустился в объяснения, кем командовали дивизионные генералы в наполеоновской армии и какой мундир российской императорской армии он тоже носил.

Мундир Наполеона Соколов, по его признанию, надевал только для съемок в фильме.

«Я отвечаю на вопрос о безумии, — пояснил Соколов. — Если уж я рассматриваюсь как сумасшедший, туда же надо записать Олега Табакова — он же Людовика XXIII играл».

Подсудимый как бы заочно отвечал свидетелям обвинения, допрошенным раньше: в июле показания давал коллега Соколова по кафедре Анатолий Смолин, который заявил, что Соколов отождествлял себя с Бонапартом и требовал к себе обращения «сир» — как обращались к Наполеону.

«Это французское обращение к знати, — опроверг Соколов и в доказательство начал быстро и с жаром говорить по-французски. — Я не допускал, чтобы люди в мундирах обращались друг к другу Вася, Петя, Саша. Люди, считающие себя моими друзьями, учениками, обращались ко мне «сир» — это обращение к другу, старшему товарищу, наставнику, которого очень уважаешь, как в Японии «сенсей».

Судя по показаниям Соколова, он ассоциировал Наполеона скорее не с собой, а с президентом Путиным: «Для меня Наполеон — человек, который пришел после хаоса и развала и сумел создать порядок. И я писал, что надеюсь, что наш президент, так же, как Наполеон, сумеет из развала воссоздать страну», — вспоминал он свое творчество из нулевых.

Вклад в развитие патриотизма

Соколов подробно говорил о своей роли в российском движении исторической реконструкции. «Я вдохнул жизнь в реконструкцию», — заявил он и рассказал, что во Франции ему вручили орден Почетного легиона.

Прокурор несколько раз просила, чтобы Соколов переходил к обстоятельствам дела об убийстве.

«Президент [Путин — Би-би-си] отмечал мой вклад в развитие патриотизма! Мне пришло два письма! Это неважно для вас? — повысил голос Соколов. — Это имеет прямое отношение к характеристике моей личности».

«Мы не можем сейчас выслушать от рождения жизнь подсудимого», — обратилась судья к адвокату. Когда она сама пыталась остановить речь историка, тот просто продолжал говорить.

«Меня перебивают, это незаконно! — возмутился подсудимый. — Мою личность здесь характеризовали люди, которые видели меня один раз двадцать лет назад!»

«Я хочу рассказать, чтобы люди видели, что это не психопат какой-то, а автор научных статей, человек, которого награждал президент Франции! Как, почему мне не дают говорить?!» — срывающимся голосом закричал Соколов, а затем опустился на лавку в клетке-аквариуме, закрыв лицо руками.

По просьбе адвоката судья объявила пятиминутный перерыв.

Идеал красоты

«Она была для меня идеалом красоты», — сказал Соколов о своей студентке Анастасии Ещенко. Но отношения с девушкой он начать не пытался: «Я не из тех, кто пристает к студенткам. Я думал: такая приличная девушка, наверняка у нее есть молодой человек».

Отношения начались осенью 2014 года, когда Соколов, по его собственному признанию, заметил непривычный интерес со стороны Анастасии: «Я вижу — эта девушка сидит в первых рядах и смотрит на меня таким взглядом восторженным. Я на это особого внимания не обратил — мои лекции многие юноши и девушки слушают с восторгом».

Но потом это повторилось еще и еще. «Первая лекция в ноябре. Все студенты вышли, я собираю свой портфель — дверь резко открывается, она входит, закрывает за собой дверь и подходит вплотную, нос к носу почти. Там уже все было настолько понятно…», — описал подсудимый.

После этого он назначил Анастасии свидание, и у них начался роман.

«С 2017 года мы жили вместе, практически гражданским браком, и нам было великолепно, это была настоящая любовь, разница в возрасте вообще не чувствовалась. Решили, что у нас будет сын и дочка. И тут в нашей жизни появилось обстоятельство. Нет, это было чудовище, — театрально повышая тон, заявил подсудимый. — Страшное чудовище, которое сломало всю нашу жизнь!».

«Чудовище», как выяснилось дальше — это Евгений Понасенков.

«Да, получила она по лицу»

Понасенков называет себя поэтом, режиссером, прославленным деятелем театра, певцом, политологом и ведущим специалистом в России по наполеоновским временам.

В 2018 году Понасенков удостоился антипремии «Почетный академик ВРАЛ» — за распространение лженауки. «Недоучившийся студент пишет ахинею полнейшую», — так высказался о его книге на историческую тему Соколов. В начале 2018 года ученый записал видеоролик с насмешками над книгами Понасенкова.

Ответ был ассиметричным, рассказал Соколов в суде: «В ответ вдруг полились дикие чудовищные оскорбления. Дальше — травля, мою парадную стали расписывать оскорблениями, пранкеры стали звонить, на мою лекцию пришли провокаторы, которые стали меня оскорблять. Имейлы, смс чудовищные».

Сам Понасенков заявлял в суде в конце июля: «…Что касается травли, это не более, чем чепуха. В 2017 году вышла моя монография: девятьсот страниц, четыре тысячи научных сносок, колоссальный труд. Первая научная история войны 1812 года. После этого Олег выступил на некоем маргинальном канале Гоблина, говорил чудовищные вещи, в хамской манере упоминал намеренные подлоги. Подсудимый беспардонно использовал мои научные концепции в своих публикациях».

Однако Понасенков действительно известен угрозами в адрес тех, кто плохо отзывался о его трудах.

В частности, пожаловался подсудимый Соколов, Понасенков стал писать о старом эпизоде с другой девушкой историка, которая заявляла, что в 2008 году тот во время ссоры привязал ее к стулу и избил.

Соколов заявил, что те события сильно преувеличены в СМИ: «Да, получила она по лицу, да, поскандалили, но такие эпизоды бывают в жизни любого человека. И этот эпизод довели до того, что вот, садист издевается над девушками».

По словам Соколова, атмосфера травли сказывалась на Анастасии Ещенко, та становилась «безумно раздражительной».

И тут в рассказе подсудимого произошел сюжетный поворот: «У Насти появился любовник, но не просто любовник, а бандит-рецидивист, сейчас находящийся в федеральном розыске», — заявил Соколов.

По его словам, он узнал об этом только в СИЗО, от друзей этого любовника-бандита — поэтому в показаниях, которые он давал во время следствия, об этом ничего нет.

«Мат-перемат и нож в руках»

Имя таинственного любовника сообщать публично Соколов отказался — только написал судье. Но, продолжил подсудимый, он знает, что этот человек еще и черный риелтор: Соколов предположил, что Анастасия «меня уже полностью разлюбила, но оставалась уже по его заданию»: чтобы женить историка на себе, а потом забрать его квартиру.

Соколов говорит, что не уходил от гражданской жены, надеясь, что «это что-то временное, это пройдет».

«Оступившись один раз, она пошла по наклонной плоскости. Прекрасная Настя, которая говорила как принцесса, стала материться как бандит. Каждый уход к детям сопровождался скандалом», — рассказал подсудимый об их дальнейшей жизни.

Именно упоминание о детях Соколова от предыдущего брака стало началом их последней ссоры, заявил историк: он утверждает, что Ещенко принялась оскорблять его детей и желать им смерти.

Объясняет он ее поведение теорией заговора заклятого врага — Понасенкова: в суде Соколов предположил, что они узнали о романе Анастасии на стороне и пригрозили опубликовать эту информацию, если она не спровоцирует гражданского мужа на удар по лицу.

Дальше, считает Соколов, дело об избиении бы раскрутили: «Для меня это бы значило изгнание из университета, полный позор».

Во время ссоры Ещенко выбежала из дома без верхней одежды — Соколов опять-таки предполагает, что в это время она встречалась с сообщниками Понасенкова, где ей «велели продолжить операцию до получения синяка».

«Наконец, она ворвалась с ножом в руках и стала резать шарф, который я ей подарил. Как можно это остановить, что сделать? Я решил испугать ее выстрелом, чтобы заткнуть поток этих оскорблений. Любой мужчина, у которого есть сердце, не может выдержать оскорблений детей».

Соколов пошел в другую комнату за обрезом, который лежал в шкафу. «Но, когда я вошел, она бросилась с ножом. Я автоматически выстрелил в ее сторону. Дальше я вообще ничего не помню».

В результате допроса выяснилось, впрочем, что подсудимый мало что помнит из событий и до выстрела: он не смог ответить на вопрос, во что было упаковано оружие, почему он взял именно его, как к нему была повернута Анастасия, куда она упала.

«Я почти сошел с ума, я помню одно — «Чтобы твои ****** (выродки) сдохли», и мат-перемат, и нож в руках!», — распаляясь, отвечал Соколов прокурору.

«Я не маньяк, я влюбленный человек»

Память, по словам историка, вернулась к нему, когда он стоял на берегу Мойки. Он сунул руку в карман и нашел там мобильный телефон — но не свой, а Анастасии. «Я достал из кармана ее телефон, меня пронзило, что случилось что-то ужасное, и я выбросил его в воду, как что-то страшное», — описал Соколов.

Теперь он жалеет, что телефон потерян: он уверен, что в нем можно было найти переписку с любовником.

Соколов не отрицал, что пытался скрыть преступление: поэтому расчленил тело своей девушки и даже принимал гостей после ее убийства.

«Я признаюсь: да, я не хотел идти в тюрьму. Я решил себя сам наказать — уйти из жизни. Но закончить надо достойно: попрощаться с детьми, увидеть родителей, раздать вещи друзьям».

На вопросы про расчленение девушки историк отвечать не захотел.

В конце длинного рассказа о своих отношениях с Анастасией Ещенко Соколов обратился к своим младшим дочерям, зная, что заседание транслируется в интернет: «Рано или поздно увидите это интервью. Я вас очень люблю! — дрожащим голосом закричал он. — Оскорбления довели меня до безумия, потому что оскорбляли вас!».

Убийство Анастасии Соколов называл в суде «трагедией» или «гибелью». Винит в произошедшем он опять-таки Евгения Понасенкова.

«Если бы не Понасенков, мы бы жили сейчас счастливо, — убежден он. — Я не маньяк, я влюбленный человек, над которым поиздевались!»

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии